Сом

Оцените материал
(4 голосов)

Один человек, а точнее мужчина, а ещё точнее рыбак, мечтал поймать огромного сома. И так эта мечта вошла в его сознание, что стала навязчивой идеей и он стал все чаще и чаще задумываться о том, где и как, возможно ее осуществить. И не нашёл ничего лучшего, как Всероссийский рыболовный рай, то есть Астраханская губерния.
Долго ковыряясь в интернете с выбором места, где чаще всего попадаются сомы, не долго раздумывая и выбрав базу, собрал все свои удочки и тут же прямиком, отправился на одну им выбранную базу Нижней Волги.
Являясь руководителем базы, я много чего повидал, но этот человек меня поразил.
-Я бы хотел у вас поймать сома, - так без лишних разговоров и по делу.
Я сказал что будем рады, что есть свободный дом и можно приезжать. И через два дня он был у нас. Лишь узнав о том, что звать его надо Агафонычем и что цена значенья в не имеет. Был лет пятидесяти, выше среднего, худой, поджарый.
Арендовав лодку с мотором, прихватив с собой кучу воблеров, отправился бороздить Волжские просторы.
Спиннинг Агафоныча торчал из лодки, мелко подергиваясь от игры воблера, прочесывавшего речное дно. Судак, щука и прочая рыба, стали неотъемлемой составляющей его рыбалки, но не чувствуя нужды в этакой рыбе, он их всех отпускал, заботой его был сом и ничего более.
В ресторане где он ужинал, познакомился с такими же двумя рыбаками, сидевшими за соседним столом, только в отличии от него, они ловили все в подряд, за исключением мелочи.
-Агафоныч, - заговорил один из них, - В прошлом году, мы были на другой базе и там был один мужик, он тоже ловил только на троллинг, он был новичок в рыбалке и мужики что были с ним, взяли и пошутили, приколоться значит решили. Там в ресторане на барной стойке висел здоровенный воблер, администрация базы его повесила как трофей, весь такой потертый, боевой вообщем, - Тимофей замялся на мгновенье, увидев что-то за окном, - А что дальше?, - уже с каким-то волнением заинтересованно спросил Агафоныч, - А ну,  те мужики ему и говорят, ты мол купи у них вон тот огромный воблер, что висел на барной стойке, как трофей и сома поймаешь, - положив вилку в тарелку, продолжал Тимофей, - Они его не продавали, но он был настойчив, они сдались и он взял да, купил и ушёл с ним на рыбалку, а мужики так расхохотались, типа окромя коряг ни хрена не наловит или оторвёт где-нибудь, - И что? - заерзал увлечённый рассказом Агафоныч, - Вместо коряги он сома на пятьдесят шесть килограмм припер, как потом взвесили, - продолжил уже Пётр, - И все на базе уже над советчиками смеялись, мол посоветуйте нам воблерка на окунька, ха-ха...
И тут Тимофей говорит, - Вон у них в снастях на продажу воблер тоже большой, не хочешь? - А что, а вдруг?, - вставил Пётр.
Агафоныч, увлечённый поглощением ужина, ничего не ответил. Он съел две тарелки макарон с двумя котлетами, салат, теперь перекинулся на блинчики. Ел он быстро, словно голодал Бог знает сколько,
- Пожалуйста, подайте ещё блинчиков, - просил он официантку, уносившую две пустых тарелки.
- Он же лопнет, - подумал Пётр. Действо, происходящее за соседним столом, заинтриговало его, он удивлялся, сколько же он ещё съест.
- А можно ещё штук пять, а лучше десять, - прокричал он вслед удаляющейся фигуры на кухню, - И не забудьте к ним сметаны.
- Ты только посмотри, - шепотом проговорил Пётр, обращаясь к приятелю, - Он худ, а сколько ест, это не реально, - Тимофей отложил вилку и уставился на Агафоныча. А тот, даже не взглянув на удивленных людей, приступил к новой порции, только что принесённых блинчиков. И со скоростью набирающего газ автомобиля, он сметал половину принесённых блинчиков.
- Если этот Суходрищев съест это все и не умрет, умру я, - шептал Тимофей. - Ты только посмотри, половины кипы уже нет, он так и остальное смолотит, вот так, да-а-а!, - пропел Пётр. И Агафоныч с аппетитом, умял и вторую половину кипы.
- А что у вас на десерт, к чаю?, - Агафоныч раздумывал, не взять ли ещё блинчиков, но решил удовлетвориться десертом с чаем, а там видно будет.
- Есть пирожки с мясом, повидлом, есть торт, эклеры.  Полакомившись двумя пирожками, кусочком торта и эклером с чаем, Агафоныч, поблагодарив приятелей соседнего стола, застывших с удивленными ртами, за рассказ с воблером, расплатившись за ужин и совет, быстрым и уверенным шагом проходящего с горделивым видом мимо них, направился на простор из-под потолка под вечернее небо.
Долго ли, не очень, он бороздил речные просторы, только к вечеру следующего дня, ожидаемых известий от него не поступило и как он отрыбачил тоже не известно. И сома в его исполнении пока ни кто не видел. Только, как рассказывала повар, готовить ей приходилось для ужинов, пока он рыбачил в окрестностях базы, очень много. Ей ещё ни разу не доводилось столько готовить для одного человека.
И хотя сом не был пойман, Агафоныч не унывал, ведь как известно, надежда умирает последней.

Но в этот день, он решил, раз не идёт к нему сом, как прочитал в какой-то образовательной литературе, надо отпустить ситуацию, решил ловить местного карася. Говорят он хорош и вес не малый, и вкус отменный, и боец - попробуй вытащи!
Наварил отменной чисто-белой перловки по своему рецепту. Отлогий берег базы с шести-восьмиметровыми глубинами, подходили, как нельзя лучше. И соседей немного и есть места, куда пристроить зад свой. Карась ему не нужен был и поэтому ловился на ура. За полчаса, пол ведра. Соседи глаза пялят, у кого один, у другого два-три, а этот одного за одним вынимает.
- Отдам на кухню, - он подумал.
Один другому,
- Поди узнай, на что ловит.
Рядом с Агафонычем пёс пристроился нужду справить, местный, базы пёс.
- Места другого не нашёл, - возмутился Агафоныч.
Видит мужик к нему идёт, - Разведчик идёт, на что ловлю узнать, - с понятием подумал Агафоныч, а сам подгрёб к себе навоз собачий.
- Здорово, - мужик с интересом смотрел на Агафоныча, тащивший очередного карася. Сняв с пустого крючка рыбу, Агафоныч сделал шарик из навоза и закинул в воду.
- Это что ж за наживка такая?,
- На, - лишних слов не говоря, отвалил ему пол кучи Агафоныч. Мужик схватил наживку и обратно ходу,
- Только скатывай как следует, чтоб в воде не развалился, - прокричал ему в догонку Агафоныч.
Мужик в ладошках тот навоз катал-катал, катал-катал, вроде уплотнился, руки все в навозе, зато доволен. Будет рыба! Закинул, ждёт, но не клюёт карась.
Кричит мужик, чтоб Агафоныч слышал,
- И на твою он не клюёт.
Ответ сложил всех пополам,
- Наверное, наелся.
Пришлось ноги уносить.

Утро конца сентября, затянулось легкой пеленой хмурого неба, не грозился дождь и не пробивалось солнце. Самое время для сома, так гласит литература, коей был напичкан Агафоныч.
Глотнув горячего чайку, пока утро не сбежало, загрузился в лодку и четко по намеченным местам, где по всем прикидам, ждут его сомы. Лодка резала волну, вдохновеньем заряжая, настроенье хоть куда, ну, думал, сом сегодня точно будет. Вынув спиннинг, размотав с наживкой леску, дном откликнулась воблера игра. Часы летели незаметно.
И тут воблер что-то зацепил, с визгом прокрутился фрикцион катушки, что-то дернулось, через спиннинг в руку отдалось. Сердце ёкнуло в надежде, что-то крупное на том конце. Лодку к берегу направил, крупного сома, надо с берега брать, где-то прочитал он. И вот уже на берегу идёт борьба, кто кого. Мысль с надеждой, лишь бы выдержала снасть.
Агафоныч на себя, а там обратно,
- Все равно он сдастся раньше, - бодрил себя рыбак.
И та, что на том конце была, сдалась. Он сдвинул с места эту рыбину, она к нему пошла, напряжно, медленно. Он смаковал уже победу, грезил, приедет триумфатором на базу, и место первое его, почёт и уважение, и бесплатное питание, если он решит остаться.
Он от души напрягся, она пошла к нему легче и чуть его не доходя, затопленной коряги ветви вышли из воды.
-Ах, неудача, - он захрипел с досады, - Ладно, речка, не хочешь мне сома давать, я не уймусь, я всё равно его поймаю!, - крепок духом был закал шестидесятых.
- Уж раз задумал, ни за что не уступлюсь, - разозлился Агафоныч. И вынув воблер из коряги, сел в лодку и та надежда, что задором в нем была, опять звала добиться цели.
На реку злясь, поставил тот огромный по рекомендации приобретённый в ресторанном магазине, воблер. И тут ему навстречу идёт катер, там два друга ресторанных, Тимофей и Пётр. Не успели поравняться, как Агафоныч что-то зацепил,
- Небось опять коряга, - и дернул спиннинг так, что воблер вылетел из того зацепа и тут же впился во что-то мягкое, в сравнении с корягой и этот что-то или кто-то, рванул вперёд, против течения, друзья переглянулись,
- Да ты посмотри, сома он все же зацепил, - с завидной ревностью промямлил Тимофей,
- Фрикцион подтяни, - добавил Пётр, услышав шум разматывавшейся катушки, - Помочь?
- Не-е-е-т, - проголосил радостью рыбак. - Ты посмотри, ну везунок, - смеясь друзья смотрели на комичность, идущей против течения лодки, рассекая волну, с выключенным мотором. Агафоныч нелепо стоял в ней с крутоизогнутым спиннингом и будто гнался за убегающим сомом.

Вечер спустился быстро. Темнота наступает в Астраханской области, словно не было вечера.
Агафоныч вернулся поздно, уставший, голодный  и расстроенный.
Пётр с Тимофеем в шумном ресторане рассказывали вновь прибывшим на базу, о видении в виде Агафоныча, уходившем на соме против течения и воблере, приобретённому им по их достославному совету.
- Я ему кричу, мол фрикцион подзатяни, а он его так затянул, что сом в испуге жару дал, и он на глиссер вышел с неработающим мотором,
- Да ладно!?, быть не может, - говорил один, и тут же возразил другой,
- Да может, может, мне друг рассказывал, как сом его из края в край гонял, от берега до берега, он даже спиннинг потерял, не выдержал такого гона, лишь бы ноги унести, попробуй, удержись на лодке, - долго бы ещё рыбацкие байки продолжались, но тут вошёл он, и все притихли.
- Что? - на правах приоритетного друга, вопросил Пётр, вошедшего.
- Ушёл, - слов больше не нашлось у Агафоныча,
- А воблер?,
- Цел, - и Агафоныч сел за отведённый ему столик. С досады он ковырялся в тарелке, словно и не замечая, что в ней лежит.

Но чуть почуяв утро, Агафоныч встал и энергетика нового дня, его заставила забыть вчерашнюю досаду. Надо взять реванш, тем более, что этот день назначен был им быть последним, а завтра нужно уезжать, дела!
Он это место испахать хотел туда-сюда-обратно. Но сколько лодок тут? Отчего? Пять лодок бороздили взад-вперёд, только лишь Петра с Тимофеем не хватало.
Какая-то коряга, вспомнил он, он зацепил ее, рванул, воблер с неё слетел и ..., надо пробовать, искать. И он нашёл её, воблер впился, он рванул и ... Ничего, рванул ещё и воблер выскочил и что-то тряхануло спиннинг. Там что-то было, он с остервенением крутил катушку, лодки подтянулись ближе. Десяток глаз за каждым движением его смотрели, и он достал.
На огромном воблере, на нижнем крючке, висел чуть трепыхаясь, маленький бычок, точно сом, но очень мал, с ладошку.
Смех грохотал, что эшелон грузовиков по мостовой, далеко разносясь по окрестностям реки.
Вечером в ресторане места было мало, было шумно, весело, смех, даже не от смешного. Героем был бычок, а на крючке был Агафоныч.
- Бычок, сними его с крючка, - смех стоял, хоть палец покажи.
Когда он в ресторан вошёл, ни кто на его приход, не реагировал. Но он встал с видом короля, в руках телефон, повёрнут в сторону толпы.
- Что там?, - не давая передышку смеху, устремил свой взгляд Пётр. Смех его стал затихать. Люди начали вставать и вот уже толпа, рассматривала в телефоне Агафоныча с сомом. Сом был хорош!
Девяносто восемь килограмм на подвесных весах.
И я там был и радость пил, и счастлив был со всеми вместе.

Прочитано 771 раз