Первая Астраханская

Оцените материал
(2 голосов)

Трасса Москва-Астрахань никогда не отличалась хорошим качеством дорог, как и другие Российские. Многочисленные ямы, ухабы, это все что-то вроде тренировочной трассы для Российских водителей, даже на таких «сказочных» дорогах, умудрялись гонять по 150 км/час, и нет лучше наших водителей во всем мире. Я в этом был абсолютно убежден, да и где ещё так можно наловчиться такому «элегантному» вождению, как ни у нас в родной России на расхлябанных дорогах.
*                 *                  *
Шёл 2001 год. На рыбалку в Астраханскую глубинку меня пригласили мои друзья, ну не совсем пригласили, в общем, кто-то обмолвился, как там здорово, я уцепился, и не напрасно, как оказалось впоследствии. Они уже бывали там и все им знакомо, а я ехал в надежде на то, что знали они. Сказали, что сначала надо обстановку разведать, туда нельзя так просто, запретов много было.
У Юрки, друга моего, был свой друг Олег, он был там не раз и знал толк в этом. В тот год он напросился к Олегу, поехать на рыбалку куда-то в Астрахань, если точнее быть в Ахтубинск. Олег человек знающий, знает куда ехать и как, и на что ловить. Юра сказал, сначала поедет сам, потом и нас с собой возьмёт, Олег не любит посторонних, да и свои места так просто не отдаст.
А когда приехал, по возвращении домой, о той рыбалке рассказывал такое! И руки раздвигал так, что любому и не рыбаку захочется.
В этом году он снова поехал с Олегом и через дня так три, даст каким-то образом знать, как туда попасть. Мы - это я и Юрин брат Дима, а брату легче просочиться под запрет Олега, что и мы приедем к ним.
*                 *                  *
И вот в надежде дивной рыбалки, заезжаю рано утром в Одинцово, где ко мне подсаживается Дима.
До Ахтубинска 1150 км., 120 на спидометр, не 150 заметьте и километры, сближающие радостные новые чувства стремительно сокращаются.
Немного не дойдя до Волгограда, остановились на ночлег. Дима всю ночь где-то гулял, как потом выяснилось, этот джентльмен просто не хотел мне мешать, чтоб я мог выспаться. Поистине достойный поступок.
Прошли мы Волгоград, Ахтубинск и вот он поворот в деревню. По Юриным словам, поведал Дима, под указателем поворота на Батаевку, это село под Ахтубинском, под камушком, надо его найти, будет рисунок, куда ехать дальше. Порывшись под вывеской, действительно нашли камушек, а под ним бумажка с картой проезда.
Места, куда мы ехали, были какими-то заповедными и Юркин друг Олег, который каким-то образом знал эти места, взял Юрку с собой под грифом «ни кому, ни слова». Юрка и нам об этом «ни слова», вот мы сюда и приехали и тоже ни кому, ни слова.
Большая деревянная резная вывеска, стояла как статуя с названием села, где мы остановились. Покопавшись вокруг «статуи», действительно нашёлся камень, а под ним записка: - «опускаетесь в деревню, езжайте через неё к понтону на Ахтубу, но лучше спросите, как туда проехать и ждите там, я сам вас найду. Юра».
-Да, витиевато и непонятно, - обреченно сказал я.
-Ничего, найдём, наверное,  Димка родством понимал Юркины зигзаги, мне оставалось лишь подчиниться тому, что понятно ему. И нужно было быть в назначенный день и назначенный час, мобильников тогда у нас не было.
*                 *                  *
Ничего было не понятно, понятно лишь одно, что мы приехали.
В деревне нам показали направление и мы поехали. Прошли через деревню на проселочную дорогу, с множеством отводящих дорожек, по которым сказали не ехать, а ехать по накатанной, по сильно накатанной, по остальным нельзя, заблудимся. Желание было впереди нас и надо же, мы не заблудились, приехали точно к понтону, что ведёт куда-то через реку, только местные его называют почему-то паромом, наверное, им лучше знать, понтон-паром, какая разница.
Мы переехали через понтон и встали, как было указано, ждать здесь. А сколько ждать неизвестно, а все так интересно и руки чешутся по рыбалке, вот я взял и расчехлил пока свою восьмиметровую удочку, благо время позволяло. Дима сказал, что ловить не умеет, да и не очень-то хочет, а я очень даже не прочь. Насадил червя и рядом с понтоном закинул в речку. Поплавок почему-то поплыл в обратную сторону, не по течению, это была какая-то обратка, как узнал позже. А пока я смотрел по сторонам, возвращаю взгляд в речку, а мой поплавок пропал, смотрю в воду и не понимаю, где он. Быстро поднимаю удочку, а там..., что-то тяжелое бьется, и вдруг из воды, под моим поплавком, на моем крючке, рыба, да какая!? Я в жизни не ловил таких огромных рыб. Все, что до этого мне удавалось поймать, это были плоские лещи с озёра Селигер, и те были меньше, как мне показалось. Но эта была по «пять», ну очень большая и зараза такая, срывается с крючка и падает, она в сторону реки, а я в другую. И как закричу, - рыба, рыба, вот такая, и развожу руками, а в глазах шторм. - Что это было? - Эмоций зашкал. Тут, откуда не возьмись, появляется Юрка, а я прийти в себя не могу. Юрка смеётся так обыденно  мол, ничего тут такого, обычное дело, это «Буффало» наверное был, а я в себя прийти не могу. - «Буффало», говорит, это такое сочетание леща с карасём или сазаном, точно не знает.
- Поехали, а то нам ещё за раками надо, машина у нас одна и та Олегова, а я уехал на ней за вами, поспешить надо, ругаться будет.
Там где-то в каких-то ериках, и что такое ерики, не понятно. У них там раколовки стоят. В общем, ни чего не понимаю, но вид делаю, типа рыбак!
Приехали на берег Герасимовки, это река такая, Волги приток, там тот, кто это все организовал, кто знал, куда можно. Он здесь с местной лесничехой знаком, она ему разрешила, только ему, а он вроде как один, да нас за собой приволок, нехорошо получается, если она узнает... - ведите себя тихо, говорит, - здесь останавливаться запрещено, заказник.
Статус заказника к этому времени был снят, но разве мы могли это знать, ну и вели себя соответственно тихо, а посему напились с приезда, да за «чисто случайную встречу», как положено парням Русским.
*                 *                  *
А утром было хорошо и как ни странно, похмелье не мучило. То ли «шнапс» был хороший, то ли природа, в общем, все здорово. Правда, природа здесь какая-то совсем другая. Деревья не такие, как у нас и сосен с елями нет, и березы не одной, но как-то так здорово, и не объяснимо, да и не хотелось лезть в заросли природы, нам бы рыбку половить, что нам до природы.
Ребята на рыбалку выезжали в ночь, на песчаную косу, на маленькой надувной лодке с каким-то смешным и то же маленьким мотором, нас с Димкой не брали, места мало, да и снастей у нас нет. А нам и тут было не плохо, хотя мне хотелось, но наглеть нельзя, да и с моей восьми метровкой, как сказали, там делать нечего.
Олег здесь был с женой и Юра то же, одни мы с Димой холостые, зато вольные. Я от женщин сразу откололся подальше, чтоб не припахали, а Димке не удалось, его знали и по знанию сразу же приручили, поди туда, принеси то, ну в общем, как дома, шаг вправо, шаг в лево, ну в общем Вы знаете!
А ребята на рыбалку готовились основательно  это, как и на Селигере, варили пшенку до жесткого состояния, затем резали на крупные треугольные куски и ими прикармливали. И я воспользовался такой прикормкой, как только оставался на берегу, с так сказать обслуживающим персоналом, а порыбачить ох как хотелось, ну и накидал той же подкормки здесь же под берегом.
Не мелко было тут, моя восьми метровка остановила поплавок на трёх метрах, а подсаженный червь, которых я привёз немножко, я же не знал, что их тут взять нигде. Мои закончились быстро, и пришлось у ребят одолжить, а они так ворчали на меня, особенно Олег, он вообще ворчал шибко, что днями позже, пришлось ехать в деревню, на что Олег сказал,
- Пустая затея, их нет и в деревне.
А я нашёл, нашёл мужика из местных и он за пузырь водки пол деревни на задках перекопал и я разжился отличными червями, и теперь я себя чувствовал эдаким первопроходцем, мол это вы не нашли, а я все могу, не вам чета. Собой гордился. Но их не на долго хватило, так как я их привезённых червей, не плохо на мелочевке перевёл. Потом пришлось ещё ехать, а потом и ещё, но уже потом и Олегу, им все равно не хватило бы, расход большой. Но однажды, на мою прикормку...
*                 *                  *
Стою я с удочкой своей тяжелой, восемь метров долго не подержишь, тянет весом к воде. И все же, надо держать, коль ловить хочешь и я держал, когда мой поплавок вдруг, будто на мель попал, тут хоть вода стоячая, затон все-таки, как ни как, но очень слабое течение все же есть и мой поплавок, медленно стал ложиться, как будто червячок упёрся во что-то. Подсеку думаю, на случай, на всякий и не зря. Подсёк словно корягу, тяну вверх, а она ни с места и что это, и что делать, не знаю. Так и стою, удочка в дугу, натянув леску, как струну на луке, как вдруг там, на том конце струны, что-то зашевелилось, затряслось и куда-то поехало. И уже я вожу, то вправо, то влево, или меня водит, кто это разберёт в таком азарте? Так и стою, вытянув леску и вижу рыба, огромная, для меня очень огромная. Как закричу,
- Дима, Дима, сачок, скорей. И Димка молодец, очень быстро схватил подсак, что на траве в лагере лежал и с ним ко мне, - в речку прыгай, вон она, хватай! И он, прыгнув в реку, схватил, как заправский рыбак. Сазан 4 килограмм 300 грамм, как завесили приехавшие с рыбалки ребята,
- Мы там всю ночь маемся, чтоб хоть одного поймать и то не всегда, а он тут нас облавливает.
Так меня похвалили, и было приятно, но улов у них был куда лучше, там и лещи крупные, и тот же сазан, нет, нет, да попадался, а то и щука с судаком на донки подсаживались, без улова не возвращались. Правда, бывали дни неважные, улов даже отпускали, стыдно брать было, но это редко.
На другое утро приезжают и смеются, сазана волокут большого. Под утро клюнул.
Юрка заснул, а Олег слышит, фрикцион на донке взвизгнул и опять тихо. Прислушался, наверное, померещилось, ещё звук, - нет, не мерещится,- подумал. И вдруг опять взвизг и видит у спящего рядом, фрикцион на донке разматывается с коротким треском.
-Юрец, рыба, - а тот глуховат именно на то ухо, в которое ему Олег кричит, а на здоровом спит на телогрейке. Подлетает и пинка Юрке, спросонья тот, ни чего не понимая, вскакивает и смотрит на Олега с оторванной леской в руке,
-Оборвал и ушёл, одному не взять такого, а ты блин, спишь.
Как вдруг, вторая донка, то же «заговорила». Уж туда оба к джонке как гончие, хвать за леску и пришлось Юрику лезть почти по пояс в воду, вываживая сазана, пинать того ногами до самого берега, чтоб хвостом не орудовал, уйдёт иначе.
Вот дивный край думаю и рыба тут ого-го, это тебе не на Селигере брат, чтоб леща поймать, неделю кормить надо.
А вечером у костра, как завечерело, небо успокоилось, тихо стало, закат солнечный.
-Ах, как красиво, - а там правее, полоска серая на фоне розовом за горизонт прячется, - здорово! Да, не природа, диво какое-то! Ах, такою красотой, невозможно надышаться.
Вот оказывается, где живет радость человеческого счастья.
Это была первая Астраханская, потом будут ещё, но это была самая незабываемая, та, что глубоко в памяти!
 

Прочитано 132 раз
Другие материалы в этой категории: Астраханская романтика »